Две пули

    Автор эссе

    Найля Талысбаева

Две пули

Герой истории: Кимайденов Кабдыкарим

Главный специалист отдела по работе с персоналом
Управления человеческими ресурсами АО «Алатау
Жарық Компаниясы» Талысбаева Н.К., 26.04.2015г.

«Конкурс к 70-летию Победы»

Пуля вырвалась стремительно и на бешеной скорости помчалась вперед.  Она долго  томилась в ожидании своего единственного полета. Пуля стремилась  выполнить свое ужасное  предназначение: достигнуть  человеческого  сердца, войти в него, и, купаясь в горячей крови, умереть. Пуля была рождена именно для этого. И сейчас она неслась вперед, скорей, быстрей достигнуть вожделенного  человеческого органа, войти  с разбега в упругую мякоть сердца. А в сердце, к которому неслась пуля, теснились желания о светлой  мирной жизни, любовь к своим, только что рожденным детям, заботы  и тревоги о семье и много еще чего уместилось в маленьком человеческом сердце мужчины, который воевал уже 4-й год. Война была Великой Отечественной и началась в 1941 году. Мужчина, ему только исполнилось 30 лет, он был в расцвете  своих сил и своей молодой жизни, когда его призвали защищать свою Родину – Советский Союз. Он четвертый год в окопах, в боях, уже был ранен, и снова на войне, вместе с войсками  идет он вперед, к Берлину.

Пуля все же догнала молодого офицера, уже на подступах к Берлину, стремясь к вожделенному месту – сердцу человека: но силы были у него на исходе: пуля вошла в молодое тело, разрывая мышцы, сосуды и ткани, но до  сердца не дошла, не дошла всего несколько сантиметров.

В полевом госпитале усталые, хмурые военврачи склонились над мужчиной: надо вынимать пулю, но пуля так близка к сердцу, что при операции может сдвинуться и тогда смерть…,  решили офицера не оперировать, пулю не извлекать. Подлечили осколочные ранения, дали 1-ю группу инвалидности, выписали домой.  Приехал домой к жене, обнял  сыновей, уже  после войны родились у него две дочери. Он больше всех любил младшую, ласково называл её «Лели», баюкал на одной, здоровой, руке, катал её на любимой белой лошади, которую звали «Огонек», собирал вместе с ней душистую землянику и цветы. А другую, где пуля, старался не двигать. Но иногда, пуля сама давала о себе знать, тогда лицо мужчины серело, он тихо ложился, думая, что это последний день его жизни. И так было  много раз – умирал и воскресал  отставной офицер с пулей у самого сердца…

Прошло 42 года, уже на другой войне – с афганскими душманами воевал другой офицер, офицеру было 30 лет, знал языки. Офицер ехать не хотел, но движимый воинской клятвой, по приказу командования направлен в Афганистан, там пылала война, уже другая, на чужой земле, с новейшими техническими вооружениями,  с минами, похожими на корзины для цветов, с пулями со смещенными центрами тяжести, которые попадая в  тела молодых солдат и офицеров разрывали их. И уже другая, улучшенная, более стремительная, блестящий посыл смерти, как маленький кусочек смерти, пуля мчалась навстречу молодому офицеру, еще только начавшему жить, еще многого  не изведавшего, что есть в  этой замечательной, и без пуль короткой жизни. Там на Родине, в   прекрасном городе Алматы, остался маленький сын… Но пуля  была выпущена и уже летела навстречу молодому горячему офицерскому сердцу. Так хочется жить, любить, встречать вёсны, обнять маму, но пуля летела, выполняя свое предназначение. Она  стремилась попасть в сердца молодых, чтобы о ней говорили, она хотела, чтобы её боялись. Пуля была близка. Молодое тело офицера плакало крупными холодными каплями пота, стекавшего по спине, стала мокрой гимнастерка: отряд попал в засаду. Окруженные душманами, крепко сжимая в руках автомат, маленький отряд молодых парней вел бой. Офицер, прикрывая  своих солдат, пытался прорваться из засады. А занимающийся над маленьким афганским кишлаком, день был солнечный, стоял апрель, цвели мандариновые рощи, свежая зеленая трава и густая зелень мандариновых деревьев одаряла землю невыразимо нежными запахами.  Ворота воинской части советских солдат были открыты, уже бежала на помощь рота солдат 66–й бригады Джелалабадского гарнизона. Но пуля близка: кто-то заслонил командира от примчавшейся кровожадной пули, пуля, жаждавшая крови,  вошла в плечо солдату, закрывшему собой офицера. Солдату было только 19 лет, кровь била из раны, такая алая, юная, страшная… Спасибо тебе, солдат:  не тебе предназначалась пуля, но ты не жалея своей юной жизни, выстоял, отлежал в госпитале, приехал к маме…, а многие ребята не вернулись  из боя…

Вернулся со страшной афганской войны молодой офицер,  обнял сына, маму, близких.  До сих пор болят раны, но еще больше болит душа и  самая заветная  из всех желаний, чтобы не было войны…

Все, что сказано выше, это рассказ не о пуле,  это рассказ о войне: офицер, призванный в 1942 году это мой отец – Кимайденов Кабдыкарим, похороненный в Павлодарской области, а  молодой  офицер, направленный на войну в Афганистан, познавший сполна смерть и кровь, гибель боевых друзей – это его дочь, меня зовут  Найля  Кабдыкаримовна  Талысбаева.

Please publish modules in offcanvas position.